Теория художественного времени и пространства по Дж. Джойсу

Художественное время, как время нашей с вами жизни, перенесённое на странички книжки. У Джойса, как и говорилось выше, полотном для дейсвия его картины является не сделанный им мир, не придуманная им, как создателем действительность, а История. История во всём огромном количестве собственных истолкований. Это и история жизни его героев, это и Теория художественного времени и пространства по Дж. Джойсу истоия его страны, это и история его самого и история всего населения земли, вдруг, так внезапно и очевидно известная в происходящем. Но стоит сказать и о пространстве в его произведениях. Нельзя не отметить, что во всех его книжках, начиная с самых ранешних, до последних произведений, местом деяния постоянно остаётся Теория художественного времени и пространства по Дж. Джойсу Ирландия. Но, если приглядеться внимательнее, заглянуть в «межстрочное» море – мы увидим совершенно другое место, еще большее, чем Изумрудный полуостров, еще большее чем время, слитое с ним, большее, чем История и истрория – место души. Место сознания. Оно и только оно, как призма вбирает в себя и Историю, и Правду, и Теория художественного времени и пространства по Дж. Джойсу Искренность и время и место. Оно синтезирует их, лучи их преломляются, и сознание это, сознание автора-героя (героев) отражает их – и это есть повествование. Но это единое целое. Неразделимое, как одна плоть. Время и место в романе Джойса постоянно есть в сознании героя. Как есть они и Теория художественного времени и пространства по Дж. Джойсу в сознании каждого человека, так как по сути нет ни времени, ни места, но эти категории вывели сами люди, выдумали их себе, чтоб упорядочить хаос собственной жизни. Джойс же не упорядычивает Хаоса. Хаос – начало всех начал, Хаос – практически что свобода. А полная свобода – это то, что конвертирует Хаос в осмысленный Теория художественного времени и пространства по Дж. Джойсу порядок. Это действие, производимое над Хаосом, именуется Творчеством. Либо, точнее сказать, – сотворчеством. Соавторством с Творцом, создавшим мир, и даровавшим человеку власть над словом и свободу в нём.

Вспоминая древнее наследство ирландцев, как неминуемый нюанс, для осознания концепций и литературных приёмов Джойса, мы возвращаемся в давнешние времена, которые, как Теория художественного времени и пространства по Дж. Джойсу уверенны многие злопыхатели, совсем даже и не существовали. Во времена Поэтов. Тогда Слово и Правда – были так же естественно едины, как двеннадцать месяцев 1-го года. Свобода была заключена в Слове и обреталась его освобождением. Произнес – свободен. Произнес – есть. И, хотя дар Слова, очевидно, был доступен не каждому, и хранился свято и гневно Теория художественного времени и пространства по Дж. Джойсу от неготовых к ответственности душ – он имел место в истории. В истории населения земли и в истории тех, кто хранил его. Как это становится видно из самых первых произведений Джойса он внутренне стремился к свободе. И, по-сути, ни для кого в то, ну и наше время, это рвение Теория художественного времени и пространства по Дж. Джойсу не было новым, но, кажется, Джойс нашёл верный путь… Или идея его устремилась во след полёту птицы, или он услышал правдивую музыку сфер, но так либо по другому он сообразил, что Слово и Музыка в отдалёком наследственном его прошедшем были едины. И с того времени он Теория художественного времени и пространства по Дж. Джойсу находил соединить их. Соединить то, что некогда было разрушено самими же людьми, во времена, когда Поэзия закончила быть Искусством = Свободой, и стала всего только умением рифмосплетения, стало «изящным словом», услаждением слуха, но менее того. Несправедливость. Для Джойса это была боль. Равносильная боли утраты свободы. И с тех пор, как он нашел Теория художественного времени и пространства по Дж. Джойсу в своём сердечко эту открытую рану он находил спасения в восстановлении нарушенного порядка. Для этого всего только необходимо было постигнуть все премудрости владения Словом, соединить его с Музыкой, и вернуть его на троне всех Искусств. Возвратиться к истокам. К Началу, ибо, стоит считать, ещё в иезуитском коллежде, куда Теория художественного времени и пространства по Дж. Джойсу писатель был отдан собственной мамой, он раз и навечно усвоил, что «Прежде всего было Слово». И, равномерно, что блесяще отражено в последовательности глав в романе «Портрет художника в юности», юноша стал идти к собственной цели. Стал мастерить для себя крылья для полёта к правде. Недолгого, но спасительного. На Теория художественного времени и пространства по Дж. Джойсу поиски ушло практически что пол века. Пол жизни, половина отмеренного срока. Но кто отыскивает, тот находит, и стучащему во все двери в какой-то момент всегда отворяют. И «Улисс» - бесспорное тому подтверждение. Слово вновь обрело свою изначальную власть в руках Поэта, и эта власть отразилась в его трудах. Но опять оказалось, что Теория художественного времени и пространства по Дж. Джойсу людям совсем нельзя дарить ту власть, ну и, не считая того, - ничего подобного не было в окружавшей Джойса реальности… Оставалось – зашифровать. Скрыть от неготовых глаз всё заветное. А где? Конечно в душе. В тексте. В слове. А всё это сейчас было, ни кое-где, в неведомом тайнике, а Теория художественного времени и пространства по Дж. Джойсу в самом повествовании, в его времени и пространстве – в сознании автора-героя.

Как в древнем доме, на чердаке можно тотчас найти самую внезапную и древнейшую вещь, так и в людском сознании, что хранит отголоски прошедшего и доступно кличу грядущего – можно соединить всё. Без фальши – силой слова, которая есть идея Теория художественного времени и пространства по Дж. Джойсу, образ и плоть, силой музыки, которая есть кровь и содержание, силой искренности. Одному из немногих Джойсу это удалось. Потому, книжки его, стоит признать, не легки для восприятия, и их не так просто осознать «сходу». А когда исследователи призывают для себя на помощь испытанную формулу времени и места, оказывается Теория художественного времени и пространства по Дж. Джойсу, что ни того, ни другого в книжках просто нет, а заместо этого, есть объект, который в одинаковой мере подлежит исследованию, как литературоведов, так и философов, и психологов и богословов – людская душа.

А раз так, то совсем тупо посвящать предстоящее исследование тому, чего, оказывается, не существует совсем, потому, вроде бы пафосно Теория художественного времени и пространства по Дж. Джойсу и смело это ни звучало, я предлагаю именовать Джойсовские время и место – Сознанием. Это не будет ошибкой, и это не даст запутаться, но, может быть станет концом того спасительного клубка Ариадны, который нам и предстоит распутать.


teoriya-gosudarstva-prava-v-sisteme-gumanitarnih-i-yuridicheskih-nauk.html
teoriya-gosudarstvennogo-suvereniteta-politicheskoe-uchenie-zh-bodena.html
teoriya-grafov-i-optimizaciya.html