ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ

Теория…

Управление банка очень изредка бывает удовлетворенным своей пресс-службой или центром публичных связей – непринципиально, как это именуется. Нескончаемая неудовлетворенность состоянием дел в public relations – это грустная закономерность, ибо пресс-служба отвечает за один из самых бесформенных, уязвимых и лично оцениваемых участков работы – стиль банка. Сначала я имею в виду стиль банка ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ в средствах массовой инфы, которые в значимой степени сформировывают публичное мировоззрение.

Дождаться от пишущей братии, чтоб она по хорошей воле написала про банк чего-нибудть не плохое, в наше грозное время нереально. Журналисты с большей охотой выдумают скандал на пустом месте, чем направят внимание на пресс-релиз о неопровержимых ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ деловых успехах. Безжалостный читатель диктует свою конъюнктуру репортажей, а у СМИ собственный рынок с беспощадной конкурентнстью, так что журналистов тоже можно осознать. И если уж очень охото прочесть о родном банке пару приятных слов, то изволь восполнить редакции трату драгоценной печатной площади на заказную корпоративную пастораль.

Дружба управляющего ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ пресс-службы с редакторами, обозревателями либо репортерами (читай: совместное распитие горячительных напитков в ресторанной обстановке) не приносит практической полезности, если идет речь о ликвидации суровых проблем. Когда президент банка кричит на управляющего пресс-службы в том смысле, чтоб тот не позволил какой-либо статейке показаться в какой-либо завтрашней газете ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ, то по сути у управляющего пресс-службы в ответ может быть только одно действенное предложение – немедля скупить контрольный пакет акций этой самой газеты и уволить редколлегию к чертовой мамы. Но предлагать вслух такие предложения – означает расписываться в своей слабости, рушить образ «своего человека» в медийной тусовке ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ. Потому управляющий пресс-службы обещает пустить в ход все свое воздействие и притягательность, а, когда происходит неминуемое (поганая статья, очевидно, выходит в свет), ярко расписывает управлению конкретные предпосылки, по которым воспрепятствовать этой пиаровской диверсии не было никакой способности.

Пресс-службе можно только пособолезновать… Пресс-служба – 1-ый кандидат на оргвыводы, когда стилю ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ банка наносится приметный урон какой-либо не в меру смышленой публикацией. Пресс-служба – 1-ый кандидат на оргвыводы, когда в представлении управления стиль соперника вдруг кажется более симпатичным, чем сероватый образ родного банка. Пресс-служба – 1-ый кандидат на оргвыводы, когда затеянное общественно-рекламное мероприятие проходит, оказывается, не с ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ тем блеском, на который рассчитывали.

Управляющий пресс-службы находится под неизменным прессом. Очевидно, все мы находимся под тем либо другим давлением, но стресс пиарщика перманентен, ибо итог повсевременно неосязаем. Ты можешь воплотить в жизнь блестящий (и, обычно, очень дорогой) «креативный проект», но в представлении тех, кто оценивает твою работу, результат ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ кажется нулевым. Ты можешь длительно выстраивать стратегию формирования публичного представления, но неудобное выражение косноязычного вице-президента запомнится и раскрутится еще более красиво, чем спонсорство какого-либо концерта традиционной музыки…

Резюме: работа безрезультативная, управление несправедливое, пресса непризнательная, а на твое – все таки хорошо оплачиваемое – место метят всякие дилетанты…

Это я все ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ, фактически, к чему?

Все эти шероховатые грани теории о сизифовом труде в сфере публичных связей, наверняка, некоторым образом отшлифовали проф и психический профиль главы пресс-службы нашего банка. Он болезненно реагировал на критику, но, судя по всему, все таки привык к ней. Он от всей души пугался, когда я в ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ очередной раз угрожал устроить его увольнение, но все таки не веровал, что я по сути пойду на это (и, если честно, был не так неправ). Он добивался большущих бюджетов на свои проекты, да и не возмущался (во всяком случае, в присутствии управления), когда ему не давали и десятой части ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ требуемого.

Но, все же, он не оставлял надежды поочередно укрепить свое реноме. Одну из способностей проявить себя он решил использовать с присущей ему находчивостью и сообразительностью. Этой возможностью оказалась пресс-конференция управления банка об итогах нашей деятельности в ушедшем финансовом году. Настолько кислое и протокольное мероприятие, на которое ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ редакторы обычно присылают журналистов-практикантов, стесняющихся даже задать вопрос по итогам выступления президента, управляющий нашей пресс-службы решил вознести на новый высококачественный уровень.

Очень ему хотелось заслужить похвалу за блестящую компанию мероприятия.

…и…

Зинаида Артамоновна была одним из наистарейших служащих нашего банка. Вобщем, это ей не посодействовало ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ значительно продвинуться по службе, и уже который год она занимала ответственный пост корректора в секретариате. Будучи по натуре человеком, жаждущим справедливости уже в этой жизни, Зинаида Артамоновна испробовала самые различные варианты улучшения критерий собственной работы. Она исправно посещала какие-то курсы увеличения квалификации, ухитрилась даже получить аттестат Федеральной комиссии по рынку ценных ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ бумаг, во время неформального общения мягко корила управление за невнимательность к старожилам банка, прогуливалась на прием по личным вопросам к президенту, пробовала перевестись в другое подразделение на более высокооплачиваемую должность… Как говорится, напрасно. Чувство беспокойства от чувства, что с ее служебной карьерой что-то не так, равномерно переросло у ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ Зинаиды Артамоновны в острое чувство обиды и раздражения от несправедливого и тенденциозного к ней дела со стороны всей цепочки управляющих ее незамудреной проф деятельности.

Приблизительно в этот момент ее мироощущения и застал Зинаиду Артамоновну ни о чем же не подозревающий управляющий пресс-службы, когда находил добровольцев для ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ воплощения в жизнь собственного хитроумного плана.

Зинаида Артамоновна немедля откликнулась на клич родной пресс-службы, потому что у нее тоже был собственный блестящий отчаянный план.

…практика.

Грустная практика протокольных пресс-конференций состоит в том, что перевоплотить ее из однообразного отчетного выступления президента конкретно в пресс-конференцию, обычно, очень тяжело ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ. Спичрайтеры стараются на славу, речь президент гласит всеобъятную и, прямо скажем, мучительную, после которой период задавания вопросов охото уменьшить до минимума и перейти к фуршету. Да-да, к фуршету, ибо по сути протокольная пресс-конференция по итогам года сейчас именуется презентацией денежных результатов за прошедший год, что соответствует ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ последним веяниям пиаровской моды. (Так, во всяком случае, утверждал наш главный пиарщик.) А какая же презентация без фуршета? Тем паче, что без этой неформальной концовки мы бы и практикантов-журналистов на нашем мероприятии не досчитались…

Хитроумный план главы нашей пресс-службы заключался в том, что он отыскал метод воскресить нашу «презентацию ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ» и перевести ее из моно– в диалоговый режим. К прогнозировавшимся двум-трем вымученным вопросам проголодавшихся репортеров наша пресс-служба добавила целый десяток собственных, заблаговременно приготовленных, – так, чтоб всему правлению хватило. Были опрошены все департаменты на предмет производственных фурроров в прошедшем году. Были скрупулезно сформулированы и согласованы «удобные» вопросы ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ. И, чтоб не позориться перед редакциями в попытке навязать им собственный сценарий вопросов, были отобраны более представительные сотрудники банка, которым доверили донести до управления скупое любопытство общественности в отношении фурроров нашего бизнеса.

Очевидно, это были самые рядовые сотрудники банка, личности совсем не общественные и не известные в журналистской среде ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ. Ради такового варианта управляющий пресс-службы как ведущий пресс-конференции был готов позволить задававшим вопросы не представляться. Выдумывать псевдонимы и измышленные наименования изданий для подставных участников было все-же очень рискованно.

Логично, что Зинаида Артамоновна совершенно подошла под аспекты изобретательного пиарщика.

История не сохранила вопроса, который должна была озвучить ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ безвестная корреспондентка, умопомрачительно схожая на корректора секретариата банка Зинаиду Т., потому что вслух был задан совсем другой вопрос.

Президент, как позже выяснилось, не был уведомлен о планировавшемся применении ноу-хау главы нашей пресс-службы, так как, как считал создатель этого ноу-хау, предварительное одобрение президентом было неочевидным, а в ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ виде сюрприза это было бы красивее, и вообщем – фаворитов не судят. Потому я никогда не забуду выражения лица нашего дорогого управляющего, когда в зале поднялась какая-то дама и задала последующий вопрос:

– Как разъясняет управление банка наплевательское отношение к своим сотрудникам – собственной бессовестностью либо некомпетентностью?

Пока она гласила ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ, президент только успел прошептать мне: «Где-то я ее лицезрел…», а позже до него дошел смысл произнесенного, и он вылупил глаза. Не знал, что он умеет так таращить глаза! Он глядел на Зинаиду Артамоновну (а это была, очевидно, она) так, как будто клиент на переговорах разделся донага и плясал на столе качучу ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ. Весь его вид выражал недоверие к происходящему, готовность признать все это дурной шуточкой и возмущение тем, что шуточка настолько дурна.

Нужно признать, глава пресс-службы сориентировался стремительно и после первых 2-ух фраз Зинаиды Артамоновны вырубил микрофоны. Но это не воспрепядствовало ей произнести достаточно звучную, продолжительную и надрывистую ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ речь. Она была посвящена, приемущественно, томным условиям труда обычных служащих, глухоте начальства, дилемме отсутствия банковского профсоюза и банкиров «с человечьим лицом». Потом ее вывела охрана.

Видимо, из инстинкта самосохранения пресс-службе удалось замять этот инцидент, и этот скандал в сми не проник. Это вправду удалось, при этом я ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ сам лицезрел, как страдательно трудился над этой неувязкой наш горе-пиарщик во время фуршета.

* * *

Зинаида Артамоновна уволилась. По собственному желанию. Увольнять ее по другой статье просто не отважились, чтоб не стимулировать ее предстоящее подвижничество в деле защиты прав угнетенных банковских служащих, да к тому же приличное выходное пособие выплатили.

А вот ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ управляющего пресс-службы не уволили. Во-1-х, увольнение управляющего пресс-службы – это, беря во внимание происшествия, факт, который нанес бы вред стилю банка. А во-2-х, неплохую подмену отыскать было бы нереально. Не бывает в этой непризнательной сфере публичных связей не плохих замен.

Так что главное правило теории и практики ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ публичных связей – из 2-ух зол выбирай наименьшее.

ЧТО ТАКОЕ СУБОРДИНАЦИЯ

1. Кусок разговора президента банка с вице-президентом А.В. Гардези:

ПРЕЗИДЕНТ. Надеюсь, вы осознаете, что при ведении бизнеса приходится иметь дело и с такими важными фигурами?

ГАРДЕЗИ. Очевидно, но…

ПРЕЗИДЕНТ (прерывает) . Никакие «но» тут не уместны, Андрей Викторович! В ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ конце концов, он таковой же клиент, как и остальные…

ГАРДЕЗИ. Да, но…

ПРЕЗИДЕНТ(прерывает) . Просто будем считать его VIP-клиентом…

ГАРДЕЗИ (возмущенно) . Но это будем очень жирно даже для VIP-клиента!

ПРЕЗИДЕНТ (раздраженно) . Означает, он будет супер-VIP-клиентом! И давайте не будем спорить, Андрей Викторович… Вы хоть ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ помните, что такое субординация?

ГАРДЕЗИ (вяло) . Да.

ПРЕЗИДЕНТ. Вот и славно. Как говорится, извольте делать. Я отлично знаю возможности вашей команды. Уверен, вы отыщите метод сделать все в лучшем виде – так, чтоб все были довольны…

ГАРДЕЗИ (с отчаянием) . Может быть, просто дать ему взятку?

ПРЕЗИДЕНТ (возмущенно) . Андрей Викторович!.. Это высокопоставленный ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ бюрократ! Ему нельзя вот так просто дать взятку!

ГАРДЕЗИ. Н-да… Зато можно заработать для него неблагопристойно много средств?

ПРЕЗИДЕНТ. Но это не взятка все-же!

ГАРДЕЗИ (со вздохом) . Естественно, нет.

2. Кусок разговора вице-президента А.В. Гардези с начальником отдела по управлению активами клиентов С.А ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ. Поповым:

ГАРДЕЗИ (утомилось) . Не мне для тебя разъяснять, что у нас могут быть и такие VIP-клиенты…

ПОПОВ (пребывая в шоке) . Но это мистическая доходность! На чем я ее заработаю?! Попрошу Мавроди выпустить специально для нас еще незначительно «МММ»?

ГАРДЕЗИ. Я бы с радостью попросил, но его, кажется, уже посадили…

ПОПОВ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ (растерянно) . Андрей, но это и взаправду не забавно… Таких ставок на рынке уже издавна нет. Даже по самым «мусорным» ценным бумагам…

ГАРДЕЗИ. А кто для тебя гласит про рынок? Необходимо находить внутренние резервы.

ПОПОВ. В смысле?

ГАРДЕЗИ (раздраженно) . Ну, передо мной-то не прикидывайся пионером! Отлично понимаешь, что ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ я имею в виду.

ПОПОВ (невесело) . Будем потрошить ранцы других клиентов?

ГАРДЕЗИ (агрессивно) . Будем. Как гласил один министр денег, нужно делиться!

ПОПОВ (еще больше невесело) . Но это никуда не годится… Столько сил и времени угрохали, столько нервишек! И все это дать какому-то не в меру скупому бюрократу?

ГАРДЕЗИ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ (агрессивно, раздраженно и утомилось) . Слушай, давай, ты не будешь бубнить? Я – шеф, ты – подчиненный, логику чуешь?

ПОПОВ (унылее некуда) . «Я – начальник, ты – дурак»?

ГАРДЕЗИ (наставительно) . В том, что я начальник, колебаний нет, а вот у тебя есть еще шанс не быть дурачиной и с энтузиазмом броситься исполнять мое ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ поручение…

ПОПОВ (с полным отсутствием интереса) . Слушаюсь.

3. Кусок разговора начальника отдела по управлению активами клиентов С.А. Попова с сотрудником такого же отдела Р.В. Пригожиным:

ПРИГОЖИН (пребывая в шоке) . Да они там что, офонарели все на хрен?!

ПОПОВ (через зубы) . Пасть закрой и давай работай!

ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ НА Полосы

Татьяна Феликсовна зашла ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ в кабинет, неодобрительно на меня поглядела и осведомилась:

– Спишь?

Отпираться было никчемно. Чуткий взгляд Стального Феликса, моего ассистента и секретаря-референта сразу, обычно сходу засекает охватывающую меня лень, настолько характерную мне по понедельникам после обеда. Скрывать от Татьяны Феликсовны настигающую меня апатию я так и не научился, а потому ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ в ответ только вяло пожал плечами и исподтишка зевнул.

– Позор, – увидела Татьяна Феликсовна. – Андрей, через 30 5 минут у тебя встреча с этими нефтяниками, а ты сонный и мятый!

– Наверняка, в детстве я недоспал во время «тихих часов», – представил я, сворачивая челюсть в следующем зевке. – На данный момент организм ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ просит компенсации…

– Ничтожный абсурд, – отрезала Татьяна Феликсовна. – Ты просто ленивец. И кутила. Небось спать лег поздно ночкой?

– Неправда! – сделал возражение я. – Лег рано… (меня опять скрутила зевота) …днем.

Татьяна Феликсовна, высокопрофессиональный админ с огромным опытом и дама, не так давно ставшая бабушкой, в таких неформальных ситуациях относится ко мне ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ со смешанным чувством материнской укоризны и педагогического негодования. Она вправду редчайший специалист в собственном деле, очень почетаемая в банке личность и, готов поспорить, очень почетаемая в собственной семье бабушка, а поэтому я смиряюсь, когда подвергаюсь следующему нравоучению с ее стороны. Вобщем, главное достоинство Татьяны Феликсовны состоит в том, что она всегда ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ безошибочно угадывает, когда есть время для обучения ветреного юного человека уму-разуму, а когда – для точного выполнения поручений этого ветреного юного человека, который волею судьбы к тому же вице-президент банка и ее конкретный начальник. Я же говорю – редчайший специалист.

На данный момент я был вял ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ, мят и совсем не готов к выдаче поручений для их точного выполнения. И, по воззрению Татьяны Феликсовны, можно было в очередной раз воззвать к моей совести.

– Эти ночи высасывают из тебя все силы! – воскрикнула она, всплеснув руками. – Ты уже который год таскаешься по ночным заведениям и все никак не нагуляешься! Вот итог ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ: ты не высыпаешься и бываешь совсем не применимым к работе. Если бы не твои мозги, тебя издавна бы уже поперли с работы…

– Наверняка, меня за мозги тут и держат, – широкомысленно сделал возражение я.

– Кому необходимы твои мозги, если они дремлют? – осведомилась Татьяна Феликсовна.

Татьяна Феликсовна, естественно ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ, существенно гиперболизировала степень моего ночного авантюризма. Я бы с ней поспорил, но все-же в тогдашнем состоянии был не готов к защите собственного недостойного поведения от критики. Татьяна Феликсовна издержала еще минут 5 на издавна знакомые мне филиппики о загубленных наилучших годах профессионального юного человека, о тлетворном воздействии огромных средств в настолько ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ ранешном возрасте, также о нахальном манкировании своими прямыми обязательствами некими членами правления банка. Я в ответ только непонятно мычал, строил глаза горе и горько вздыхал. Повинет, Татьяна Феликсовна, тыщу раз повинет, каюсь, исправлюсь, искуплю… Но на данный момент буду спать… ну, отлично, не спать, а чутко дремать, обдумывая ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ план переговоров с этими чертовыми нефтяниками, которые упали на мою бедную голову так некстати… Для чего мы их запланировали на послеобеденное время? Ах, у их плотный график… Напомните, пожалуйста, это они за нами бегали либо мы – за ними? Ах, мы – за ними… Другими словами встречу перенести не получится ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ? М-да. Незваный нефтяник ужаснее татарина… Нет, Татьяна Феликсовна, нефтяники – это, естественно, святое (встречусь я с ними, куда ж я денусь?), но на эти оставшиеся полчаса я отдамся в руки Морфея! То бишь оздоровительного сна. Помните, как Штирлиц мастерски заснул по дороге из Швейцарии в Берлин? Вот и я так же ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ. Если я на данный момент не посплю, то буду профнепригоден до конца рабочего денька, заявляю со всей серьезностью…

Татьяна Феликсовна покинула меня, ворча и сверля неодобрительными взглядами, и мстительно заявила в итоге, что идет обедать. Я жарко одобрил ее порыв и попросил по способности заэкранировать меня от посягательств всех лиц ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ, жаждущих общения в настолько неурочный час. Мне было обещано, что телефоны будут переведены на другую приемную, а перед приходом нефтяников я буду разбужен и приведен в порядок.

В сладком предвкушении я откинулся в суперкомфортном кожаном кресле и прикрыл глаза. Веки принялись наливаться тяжестью, сознание стало затуманиваться, и я ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ начал проваливаться в забытье…

Грянул гром.

В смысле – раздалась нестерпимо звучная трель телефона. Это не был мой мобильный, так как я его дальновидно выключил. Это не был должен быть мой офисный телефон на столе, так как его должна была переключить на другую приемную аккуратная и безошибочная Татьяна ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ Феликсовна…

Я открыл глаза. Это все-же был мой офисный телефон на столе. Судя по его монитору, звонок был городской.

– Татьяна Феликсовна! – рявкнул я.

Она не пришла ко мне на помощь – видимо, уже была на пути к собственному легитимному обеду. У меня оставалось два варианта – проигнорировать звонок либо взять ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ трубку. Я попробовал 1-ый вариант. Но звонящий был катастрофически терпелив. Я выслушал приблизительно два 10-ка неприятных трелей, позже коммутатор, судя по всему, скинул звонок. Я не стал расслабляться и был прав: серия трелей повторилась. Позже снова. Надежда на терпеливую победу улетучилась, и я взял трубку.

– Да? – прорычал я в трубку самым недружелюбным ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ тоном.

– Что за долбанный банк у вас? – достойно отозвалась трубка более лютым рыком.

– В смысле? – растерялся я.

– Какого хрена ваш VIP-клиент не может дозвониться до собственного менеджера?! – объяснил мой брутальный собеседник.

– Вы – VIP-клиент? – уточнил я, лихорадочно соображая, куда бы его перенаправить, чтоб не ввязываться в назревающие рекламационные ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ разбирательства.

– Да, блин! Так, во всяком случае, меня называл ваш индивидуальный менеджер либо как его там… – Собеседник пренебрежительно фыркнул. – Облизал меня с ног до головы, наобещал «пятизвездочное» сервис, а сейчас хрен до него дозвонишься…

– А кто ваш менеджер? – спросил я, пристально разглядывая телефонный аппарат и пытаясь сообразить, как ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ вообщем на нем можно перевести входящий звонок.

– А я, блин, помню, что ли? – возмутился недовольный клиент. – Визитку свою он мне не отдал – произнес, что закончились. А ваш коммутатор длительно не мог меня ни с кем толком соединить, пока не перевел на какого-то кретина, который, я так понимаю, вообщем ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ ни хрена не знает…

– Это на кого? – не сообразил я.

– Да на вас!

Обычно, я не ввязываюсь в телефонные перепалки. Глупое это занятие, ну и для нервишек вредоносно, а для дела никчемно. Вот и на данный момент я был готов уйти с поля боя, не обращая внимания на жесткий ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ словесный обстрел. Но неувязка была в том, что я не знал, как это сделать. Во-1-х, кидать трубку было как-то тупо. Во-2-х, ввиду какого-то затмения на банковском коммутаторе, этого раздраженного государя наверное опять переключили бы на меня. В-3-х, я только на данный момент ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ понял, что не умею перенаправлять звонки на собственном офисном телефоне. В-4-х, рядом со мной не было всевластной, всезнающей и всесоединяющей Татьяны Феликсовны, без которой я не мог ни отыскать подходящего номера телефона, ни сделать что-либо осмысленное с телефонным аппаратом. А в-5-х, экстремальные варианты типа выдергивания телефонного провода ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ мне казались уж совершенно недостойными и порочащими честь родного банка… Короче, я удивился так, что решил разобраться, в чем неувязка звонящего.

– Что, фактически, у вас за неувязка? – приступил я сходу к делу.

– У меня лично? – как-то удивительно переспросил мой собеседник.

– В смысле? – в очередной раз не сообразил я.

– Нет, ну ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ вправду кретин некий… – пробормотали в трубке – негромко, но так, чтоб я слышал. – Я вас спрашиваю, вы своим вопросом переводите нашу беседу на мою личность или серьезно интересуетесь, в чем моя неувязка с вашим банком?

– Нет, это вы кретин некий! – рассвирепел я. – На кой мне сдались трудности вашей личности? Естественно ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ, я спрашиваю про вашу делему с нашим банком! От банка вам что необходимо?

– Обычного обслуживания! – гаркнули на том конце провода. – Вежливости по отношению к клиенту! А то в вашем банке нахал посиживает на нахале и нахалом погоняет!

– От нахала и слышу! – не выдержал я, но спохватился. – Мы ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ так и будем препираться либо вы скажете, в конце концов, в чем дело?

– И скажу! И вот попытайтесь меня куда-нибудь снова перенаправить! Только и умеете, что пинать от 1-го к другому… А вот чтоб расшибиться в лепешку и решить делему клиента – этого хрен дождешься от нашего российского ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ банка…

– В чем неувязка, я спрашиваю? – перебил я, скрипнув зубами.

На том конце полосы ответили не сходу. Мне показалось, что там как раз пробовали вспомнить, в чем, фактически, неувязка, сущность которой, наверняка, уже стала забываться в процессе поиска правды.

– Мне этот индивидуальный менеджер обещал выдать пластиковую карту, на которую мне ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ будут «скидывать» начисленные проценты… – определил, в конце концов, мой собеседник.

– Ну?

– Выдать ее он обещал мне еще на той неделе!

– Ну?

– Ну и не выдал!

– То же мне неувязка! – возмутился я. – Вам нужно обратиться в управление пластмассовых карт…

– Нет! – гаркнули мне в ухо. – Только не нужно гласить мне, что я должен ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ куда-то еще обратиться! Я уже наслушался этого предостаточно!

– Ну, я же не могу сам выдать вам пластиковую карту!

– Зато вы сможете узнать, где и когда точно и со стопроцентной вероятностью мне ее вручат!

Естественно, я понятия не имел, где можно получить пластиковую карту. Мои карточки приносили ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ прямо в мой кабинет.

– Поймите, это не моя…

– По другому это мой последний разговор с вашим банком!

Если честно, мне очень захотелось отправить этого VIP-клиента куда подальше. Не много того, что попортил мне послеобеденный сон, так к тому же на мне душу отводит. Я заподозрил, что он вообщем глубоко ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ и неисправимо обижен нашей российскей банковской системой и по-другому с ней разговаривать просто не умеет. С другой стороны, мне хотелось окончить это разбирательство как-нибудь действенно. В конце концов, не напрасно же про Андрея Гардези молвят, что он умеет решать препядствия клиентов? В конце концов, не напрасно же ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ сам Андрей Гардези вещает своим подчиненным, что клиент всегда прав?

– Вас как вообщем зовут? – хмуро осведомился я.

– А для чего это вам? – с подозрением отозвался клиент.

– Как я узнаю что-то про вашу карту, если не буду знать вашего имени?

Он именовал свои фамилию, имя и отчество, которые ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ мне ничего не произнесли. Вобщем, я не мог поручиться, что знаю всех VIP-клиентов банка поименно.

Далее я принялся решать делему клиента с воистину вице-президентским размахом. Хотя Татьяна Феликсовна не один раз демонстрировала мне, как на моем офисном телефоне «подвесить» звонок на одной полосы и сразу использовать две ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ другие, я решил не рисковать, так как мои манипуляции с настольным телефонным аппаратом время от времени приводят к непредсказуемым результатам. Потому я ограничился нажатием кнопки «Mute». Включив собственный мобильный телефон, я набрал с него городской номер нашего банка и попросил соединить меня с начальником управления пластмассовых карт. Мне ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ произнесли, что он на обеде, и спросили, что передать. Я попросил передать, что это Андрей Гардези и что если меня на данный момент же с ним не соединят, то управление пластмассовых карт скоро расформируют. Меня соединили с мобильным телефоном начальника управления пластмассовых карт. Тот выслушал меня и предложил мне перевести ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ звонок клиента на какого-то менеджера его управления. Я терпеливо растолковал, что не умею переводить звонки, а мой ассистент, который умеет, отсутствует. Ага, произнес начальник управления пластмассовых карт. Он попросил несколько минут тайм-аута и отключился. Через две минутки ко мне в кабинет прибежала какая-то запыхавшаяся женщина, оказавшаяся секретарем начальника ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ управления пластмассовых карт, и взяла бремя телефонного переключения на себя. Перед тем как набрать на кнопочной панели телефонного аппарата магическую комбинацию цифр, она сказала мне:

– Он желает знать, с кем он ранее говорил.

Я взял у нее трубку и представился.

– Гардези? – недоверчиво переспросил клиент. – Это тот, который ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ у вас вице-президент?

– Тот, – подтвердил я не без самодовольства.

– Ну и долбанные вице-президенты у вас! – опять негромко, но очень слышно пробормотал этот непризнательный субъект.

– Я прослежу, чтоб вас обслужили на все «пять звезд», – процедил я и засунул трубку назад секретарю.

Через минутку я был оставлен в блаженном ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ одиночестве. Я поглядел на часы. Вот-вот должны была возвратиться Татьяна Феликсовна и следом за ней – нагрянуть господа нефтяники. Сна ни в каком глазу. Пр-р-роклятье!

Позже Татьяна Феликсовна собиралась провести служебное расследование, как на мой личный офисный телефон мог попасть сторонний звонок. Она была очень возмущена. Я ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ бы произнес, даже очень. На нее как-то было непохоже. Я даже заподозрил… Ну нет! Не могла она поступить со мной так безжалостно… Не могла! Я же говорю – редчайший специалист…

А пока выучиваю назубок управление юзера для моего настольного телефонного аппарата. Во избежание.


teoriya-instinktov-socialnogo-povedeniya.html
teoriya-ispolzovaniya-i-udovletvoreniyauses-and-gratifications-theory.html
teoriya-k-vipolneniyu-laboratornoj-raboti.html